Валюха

Вот уже несколько месяцев она живет в мире тех "кому за". В 30 мечта удачно выйти замуж, нарожать кучу детей и печь блины по воскресеньям стала, увы, несбыточной. Она все еще хороша собой, но Валюхам не предлагают руку и сердце и, тем более, не обещают любить до гроба. Подруги плачут в жилетку, мужчины сулят отменный секс на заднем сиденье авто, начальники обнадеживают повышением, а соседские бабули сочувственно глядят вслед.

Впрочем, ее жизнь всегда была мышинной, такой же серой и бессмысленной. Сначала она бежала в школу, потом в институт, затем на работу. Не менялось ничего кроме маршрутов. Разумеется иногда случались яркие вспышки, однако отовсюду сквозила фальшь. Образ женщины-вамп на сайте знакомств, умные вещи в социальных сетях, организация тематических вечеринок и даже регулярное посещение занятий по танго никак не способствовали изменению жизненного сценария. Валюху никто не замечал, как будто ее и не было совсем.

Она всегда мечтала писать. В детских снах перелистывала страницы своих книг, вкушала запах типографской краски, представляла как подписывает фолианты звучным именем Валенсия. Богине пера беспрекословно подчинялись буквы, перед ней послушно склоняли головы музы, покорно занимали свои места витиеватые фразы.

Кажется, она наконец-то нашла пристанище. Добро пожаловать домой.

Леночка (продолжение)

Леночка подошла к двери и заглянула в глазок. Сквозь поцарапанный пластик она разглядела букет ромашек и не думая, дернула засов. На пороге стоял Артур, мужчина из ее юношеской мечты. Он сунул букет в руки очумевшей Леночке, и его губы растянулись в самодовольной улыбке
- Соскучилась?
- Не знаю, - неожиданно для себя ляпнула Леночка.
- Пустишь?
- Заходи, - она еле выдавила из себя слово.
- А ты неплохо устроилась!  - бросил Артур, аккуратно снимая натертые до блеска туфли.
- Ну да, - промямлила Леночка.
- А куда делась картина, которую подарили мои родители?
- Выкинула.
- Ну и зря! Дорогая была. Кстати это тоже тебе.

Артур сунул Леночке коробочку, перевязанную ленточкой.
- Твое любимое!

Ванильный аромат вскружил девушке голову. При виде огромного пирожного на нее нахлынули воспоминания. Он всегда приносил ей безе, две половинки которого были склеены вареной сгущенкой. Они делили его пополам, съедали, а потом смеясь, собирали с одежды друг друга белые сахарные хлопья.
- Я так счастлива! Спасибо, что ты есть! - произнесла Леночка и повисла у него на шее.
- Харэ, Ленок. Ставь чайник, - сказал Артур и небрежно скинул ее руки со своих плеч.
- Сейчас, я быстро.
 Леночка закружилась на шестиметровой кухне: достала новый фарфоровый чайник, кинула туда заварку, добавила щепотку кардамона, опустила палочку корицы и пару звездочек аниса. По комнате поплыл пряный аромат. Некоторое время он сидели молча, смотря друг другу в глаза.
- Я ж снова развелся. Вот в отпуск приехал отдохнуть от очередной истерички.
- И? - чуть не плачя промолвила Леночка.
- К тебе.
- Я замужем.
- Муж не стенка, можно и отодвинуть! - удовлетворенный своей шуткой, произнес Артур.
- Но так нельзя! Это нечестно! - отчаянно закричала Леночка.
- Да, ладно тебе. Когда хочется очень даже можно. Завтра в семь на нашем месте, - почти прошептал он и провел рукой по ее волосам.

Леночка никак не могла унять бешеный стук своего сердца. Капли валерьянки падали в стакан и медленно, словно дым, растекались по воде, отчего она становилась такой же мутной как и ее сознание.

Леночка

Леночка, была девочкой взрослой и ужасно серьезной. Несмотря на свою кукольную внешность и юный возраст, 20 полных лет, в голове девушки строились грандиозные проекты на 10 лет вперед. Ее жизнь напоминала ежедневник руководителя высшего звена. К окончанию института она должна была съехать от родителей в собственную квартиру, выйти замуж, родить ребенка, начать строить карьеру и зарабатывать приличные деньги. Глобальные планы были записаны крупными буквами в секретном блокноте и подле трех пунктов уже стояли жирные галочки. Небольшая квартирка была подарена Леночке родителями после знакомства с будущим мужем и его семьей. Уже на первом курсе ей удалось устроиться переводчиком в иностранную компанию и получать огромную по тем меркам зарплату в 300 долларов. Конечно официального штампа о замужестве у нее пока не было, но серьезные намерения будущего мужа выражались в стопочке денежных купюр на столе 30 числа каждого месяца и ежедневном "Какая у меня прекрасная жена!" . Все шло согласно четко выстроенному плану пока однажды вечером в дверь не позвонили.

(no subject)

Жизнь это картина, которую мы собираем как пазлы. Иногда детальки удачно ложатся в пазы, но картина искажается. И вроде бы все правильно, а изображение напоминает карикатуру. В этом году пришлось взять в руки новые краски и кисти, потому что Вселенная после пощечины ударяет в печень (ну или куда-то еще :-) ), как только мы тихоримся в своем болотце. Больничная койка с бесконечными капельницами дала возможность задуматься о том, чего очень хочется, а дальше осталось просто довериться интуиции и плыть по течению.

13 июля я проснулась в отеле в самом центре Минска (и это не вариант из "Ирония судьбы или с легким паром" или "Однажды в Вегасе"). Началось все немного раньше, когда мой, тогда еще виртуальный, друг Кристина Кашкан написала о тренинге "Голос и уверенность" израильского специалиста по развитию речи и голоса Александра Коско. Памятуя о своей проблеме, год назад неделю пришлось вести занятия шепотом, потому что голос отправился в самовольный отпуск, я поняла, что "туда мне точно надо!". Именно в том момент, чудесным образом, я должна была находиться в Москве на летней школе директоров  "Atlas Communications" (ребята о вас в другом посте :-) ), а до Минска было всего-то полверсты. Билеты куплены, отель забронирован, регистрация на тренинг пройдена.

Каждый раз идя на обучение (похоже кто-то "тренингоман" :-) ) мне приходится договариваться со страхом - "встреча с новыми людьми". Мыслемешалка на тему "бледно выглядеть", "быть непрофессиональным", "ошибиться", "сделать не так как надо" сеет кучу сомнений. В этот раз сия программа дала сбой: впервые не знала программы и название тренинга (позор-то какой!), не поинтересовалась регалиями тренера (эт вообще из ряда вон выходящее!), не вспомнила про блокнот и ручку (провал полнейший!). И знаете, слава Богу что случилось именно так! Иногда стоит просто довериться интуиции.

 Камерная обстановка, ближе к уютно-домашней, милые участницы и замечательный тренер, хотя тренер не совсем уместное слово. Полное отсутствие пафоса (а так-то мог - более 200 тренингов в Израиле, России, Беларуси, Финляндии, Албании, Намибии, Италии, Грузии, Шотландии, Румынии и Марокко), рекламы себя, навязчивой продажи созданных продуктов, неимение нимба над головой и замашек величайшего гуру. Человек, живущий и работающий от сердца, пропустивший то, о чем вещает через себя, поддерживающий участников аккуратно под локоток, ведущий тебя к себе. Это было отличное путешествие, и я была бы не прочь повторить его снова!

От всего сердца благодарю беларускую тренинговую компанию "Картина мира", Елену и Кристину Кашкан за удивительный поток энергии, тепла и любви, за дивных людей, за материалы, которые вы прислали после тренинга и вкусные конфетки.


И да, хорошая новость в том, что Александр на следующей неделе в Чите, так что если еще думаете стоит ли? Ответ однозначен - стоит!

P.S. Александр, тот танец был бесподобен! А еще я благодарна судьбе за то, что "Я знаю этого парня" (ну вы поняли ;-)

Петровна (задание 5)

Петровна жила в одном из самых красивых домов краевой столицы. Этот особняк за свою вековую историю повидал не мало жильцов разных мастей. В нем чуть больше ста лет назад благородные дамы кружились в танце, виртуозно стреляя глазками из-за пестрых вееров, затем во время вражеского вторжения здание занимал военный совет, принимая стратегические решения, а когда наступил мирный период здесь расквартировали заслуженных граждан. По утрам бывший дворец превращался в гигантский муравейник: на кухнях кипятили чай и резали колбасу, в туалеты выстраивались длиннющие очереди, лестничные клетки утопали в папиросном дыму, а десятки радиоприемников вещали новости с полей.

Петровна родилась и выросла в этом старинном здании, а посему знала все ходы и выходы, с закрытыми глазами могла пройтись по вентиляционным шахтам и уйти незамеченной через канализационные люки. Она многое повидала и услышала на своем веку, благодаря чему могла стать отличной находкой для шпиона. Соседи дамочку, мягко сказать, недолюбливали. Единственным ее другом была выжившая из ума старуха Глафира Александровна, потомок какого-то древнего дворянского рода. Бывало заварит Глафира чай с мятой, насыпет сушки в хрустальную вазочку, сверху разложит кусочки рафинада и зовет трапезничать: "Петровна, прошу к столу!" А после раскроет дубовый шкаф и давай перетряхивать некогда модные штучки. Была у этих особ общая страсть - натуральные меха. По молодости Петровна сходила с ума от собольих перелин, лисьих горжеток, беличьих муфт и горностаевых палантинов, но с годами стала ценить более практичные вещи - песцовые манто, норковые шубы и хорьковые жакеты. Несмотря на солидный возраст она старалась сохранить аристократическую бледность, поэтому в гости заглядывала строго по вечерам, когда солнечные лучи не могли коснуться ее нежнейшей кожи. Жильцы старались избегать встречи с беспардонной визитершей и поэтому тщательно прятали меховые обновки подальше, но настырной посетительнице частенько удавалось проскользнуть в открытые двери и пощупать заветные вещички. Каждый раз Петровна с упоением вдыхала запах свежих шкурок и придирчиво осматривала каждый волосок, что приводило владельцев в бешенство. Разгневанные хозяева строчили жалобы в ЖЭК и различного рода комитеты, но это не возымело действие.

Однажды Петровна с горечью обнаружила, что ее дражайшая подруга исчезла, а здоровенный шкаф опустел. Вся комната была заставлена тюками, меж которыми пухлый мальчишка катал свой грузовик. Снедаемая любопытством, она решила проверить пожитки новых хозяев.

"Оп! Мааам, смотри, я бабочку поймал!" - радостно закричал парнишка и разжал кулачок. На упитанной ладошке ребенка лежала обычная моль. А вы говорите: "Шубы, шубы!"

Задание 4

Далеко-далеко в огромной стране, где на одном конце просыпались, а на другом желали приятных снов, существовал город Н-ск. Хотя в нем были и жилые дома, и небольшой судостроительный завод, и кузница, и даже самая настоящая центральная площадь, о нем никто никогда не слышал, пока однажды в него случайно не забрел странник, который и поведал эту историю.

На самом краю города в самой обычной гончарной мастерской каждый день разжигали гигантские печи, месили глину и раскручивали круги. Под протяжные песнопения рождались горшки, кувшины, супники, тарелки и кружки. В то утро руки мастера сваяли пузатый чайник, две щербатые чашки и парочку неказистых блюдцев. Оглядев свое произведение, умелец ощерился, буркнул что-то несуразное себе под нос и отправил творение в адское пекло. Далее уже окрепший сервиз окатили белой поливой и отдали в заботливые руки живописцев.
"Как щекотно!" - подумало блюдце, когда художница тщательно выводила голубые лепестки  мягкой беличьей кистью. "Ой-ой-ой! " - хихикала тарелочка. "Неужели нельзя поосторожнее? Я же живое!" Искусница продолжала малевать немыслимые узоры, не обращая внимания на замечания. Затем посуду упаковали в мешковину и загрузили в повозку.
"Ура, мы отправляемся в путешествие!" - вскрикнуло блюдце, но тут же замолчало, поймав на себе настороженный взгляд своих попутчиц-чашек.
"Еще неизвестно в каком доме нам придется служить!" - в голос высказались кружки.
"Поживем-увидим." - проговорил густым басом заварник.

Через четверть часа они оказались в посудной лавке. Чего там только не было! Вазы из богемского стекла красовались в отблесках свечей, медные сковородки украшали стены, гигантские чугунки пылились под прилавком, столовое серебро подставляло свои бока солнцу, любопытно заглядывающему внутрь сквозь маленькие окна, а хрустальные фужеры соревновались между собой в мелодичности звучания. Хозяин магазинчика придирчиво осмотрел прибывшую посуду, кинул доставщику пару монет и водрузил сервиз на верхнюю полку.
"Но нас так никто никогда не купит!" - пыталось сопротивляться блюдце. Увы, торговец был глух.
Часы шли за минутами, месяцы за днями, на посуду оседала жирная копоть, а хозяин все так и не находился, покуда однажды в дверь не вошла сгорбленная старуха.  Она тыкнула в потолок своим корявым пальцем и проскрипела:
"Сколько?"
"Всего 3 гроша, мадам." - оживился лавочник.
"Заверните. Отличный подарок на свадьбу, такой же нелепый как и само торжество!" - пробурчала покупательница.
Блюдце заметно оживилось, услышав про женитьбу.
"Теперь холодными вечерами мы будем согревать, а утром бодрить наших владельцев ароматными напитками и вкусными лакомствами!" - оно было абсолютно счастливо.
"Какая безвкусица!" - произнесла невеста, заглянув в подарочную коробку.
"Собственно, как и ваша пирушка!" - парировала бабка.
"Нет, все совсем не так! Нас создали, чтобы дарить вам радость и незабываемые моменты!" - пыталось докричаться до обеих женщин блюдце. "Почему? Почему вы не слышите?"
"Этому хламу место на свалке," - заявила новобрачная и со всей дури швырнула сервиз в открытое окно.
Посуда ударилась о мостовую и разлетелась на десятки мелких и крупных черепков. Случайная прохожая в жутко нелепом платье подобрала обломок с диковинным цветком и заботливо спрятала в дырявый карман.
"Хм, то что нужно," - произнесла женщина, приклеила осколок с гиацинтом к полотну и попятилась назад. С мозаической картины смотрела элегантная дама на груди которой красовалась изящная брошь с голубым цветком.
"Конец - это всегда начало!" - эхом отозвалось в ее сердце.

Задание 3

Светлана с особой осторожностью натягивала ажурные чулки, которые уничтожили внушительную часть ее крохотной зарплаты. Кружевные пажи плотно обхватывали пышный стан взрослой женщины, придавая фигуре еще большую колоритность. Впервые за долгое время она чувствовала себя безумно  красивой. Светлана ловко застегнула молнию на спине и подошла к зеркалу, чтобы убедиться все ли в порядке. На нее смотрела взрослая, умудренная опытом женщина. Гусиные лапки выдавали далеко не юный возраст, а аппетитные пухлые губы были умело нарисованы карандашом. Единственное, что оставалось неизменным - это чертовщинка в глазах, которую замечали все, с кем Светлана встречалась.

"А может ну ее, эту встречу. Вырядилась на старости лет!" - промелькнула мысль в голове. "Во-первых, тебя будут ждать, во-вторых это ужасно некрасиво - пообещать и не явиться, а в третьих ты в том возрасте, когда можно позволить себе немного глупостей."

Романтика и спонтанность давно покинули отношения Георгия и Светланы. За двадцать один год совместной жизни бывало всякое, но со временем краски потускнели, и жизнь стала состоять из горы свежестиранного белья на гладильной доске, стопки немытых тарелок в раковине, совместных походов в супермаркет неподалеку, овсяной каши по утрам и куры-гриль по вечерам. Светлана чувствовала, что больше не вызывает бурных эмоций у своего мужа, а конкурировать с его единственной страстью - научной диссертацией - получается из ряда вон плохо.

Около полугода назад, чтобы хоть как-то развеяться, она зарегистрировалась на сайте знакомств и через некоторое время встретила там того самого мужчину. Каждое утро Он писал ей стихи, щедро осыпал комплиментами, заваливал элегантными букетами роз, предлагая махнуть то на рыбалку в тайгу, то улететь на теплый турецкий берег, то отправиться в турне по Европе. Светлана рисовала в своем воображении эти безбашенные вылазки, но до реальных встреч так и не доходило. После очередного фиаско в соблазнении мужа, обиженная женщина наконец-таки решилась - она идет с Ним на свидание.

Стрелки часов показывали ровно восемь. Она выждала еще десять минут за углом здания и медленно двинулась в сторону огромных стеклянных дверей, соблазнительно покачивая бедрами. Тонкие каблучки нервно стучали по гранитному полу ресторана, выдавая волнение. Он ждал. Темно синий костюм контрастировал с белыми пионами, которые явно предназначались ей. Горделивая осанка и устремленный вдаль взгляд обещали волнующее приключение. Светлана подошла к столику.

"Дорогая, это тебе!" - чувственно произнес Он, вручая огромный благоухающий букет пионов.
"Ты? Да, как ты мог!" - Светлана схватила цветы и со всей силы ударила Его по лицу.

Слезы, хлынувшие из глаз, не могли смыть картину, которая предстала перед ее глазами. Это был ее муж! Полгода Светлана потратила на общение с человеком, который мирно храпел под боком, проводил все свободное время за никому ненужной писаниной и игнорировал ее старания перевести отношения на другой уровень.

Она со всей дури хлопнула дверью авто и нажала на газ. Всю дорогу домой Светлана ругала себя на чем свет стоит, а слезы нескончаемым потоком лились из глаз. Женщина обреченно плелась по ступенькам, проклиная тот день, когда ввязалась в эту сомнительную авантюру. Она нехотя вошла в квартиру, сбросила свои лакированные босоножки и прямиком направилась в кухню. За столом сидел муж, с аппетитом уплетая обеденное рагу.

"Ты чего так рано? Вы ж с подружками сегодня отрываетесь." - весьма удивленно спросил Георгий.

В ушах зазвенело, по телу побежали мурашки и Светлана, отключившись, провалилась в темноту.

(no subject)

"Держи, собственничек!" - Вольдемар Петрович небрежно кинул Димке связку ключей, пытаясь спрятать ехидную улыбку в запорожские усы. Димка, потомок питерской интеллигенции, учтиво кивнул пронырливому риэлтору в знак благодарности и поспешил ретироваться. Тяжелый металл приятно оттягивал карман, слегка побрякивая при хотьбе. Наконец-то их с Машей мытарства по чужим квартирам закончились - они стали счастливыми обладателями 38 квадратных метров.

Маша уже ждала Диму на остановке трамвая в обнимку с подружкиным котом, а из ее сумки торчали листочки слегка увядшей традесканции.
"Все-таки женщины странные создания! Вчера было принято решение до окончания ремонта впустить только кота." - пронеслось в его голове.
"Диим, давай быстрей, трамвай!" Они ловко запрыгнули на подножку полупустого  вагона.

В подъезде пахло пирогами и сыростью. Широкие лестничные пролеты со сбитыми ступеньками вели ребят в их будущее семейное гнездышко. Они остановились возле обшарпанной темнозеленой двери на которой была аккуратно выведена белой масляной краской "кв.13". Ключ тихо провернулся в замочной скважине, и дверь отворилась, кряхтя как ее прежняя хозяйка. Кот нехотя вылез из-за пазухи и, то ли фыркая то ли чихая, пошел осматривать временные владения. Было ощущение, что машина времени перенесла молодежь в другую эпоху. На грязных облупленных окнах красовались ситцевые занавески, ножка стола была тщательно перемотана синей изолентой, лепнина покрылась желто-серой липкой массой, а стертые половицы томились под гнетом осыпавшейся штукатурки. Единственное, что говорило о пригодности этого места для жилья была металлическая кровать с панцирной сеткой, бережно застеленная пикейным одеялом. Маша с разбегу плюхнулась на койку, но тут же вскочила, поправляя рукой смятое покрывало. Со стены на нее строго смотрели моложавые мужчина и женщина из прошлого. "Кап" - известил о своем существовании латунный кран, и Маша с визгом запрыгнула на кровать, закрывая лицо руками.

(no subject)

"Да, сколько можно!" - Деметра нервно поправила, выпадающую из прически, прядь черных вьющихся волос.

Эта красивая, стройная женщина с огромными кукольными глазами спешила на первое за несколько лет собеседование. Руки то и дело скользили по шифоному платью, пытаясь разгладить несуществующие заломы. Двенадцатисантиметровые шпильки проваливались в дымящийся асфальт, давая возможность отвлечься от бешенного стука взволнованного сердца. Она уже видела легкие ухмылки директора и главного врача медицинского центра, потому что произнося Деметра Ивановна Зайцева, она каждый раз замечала, как вытягиваются лица от странного сочетания имени, отчества и фамилии.

Она была единственным и совсем нежеланным ребенком в семье. Мама-доктор и папа-инженер мечтали после строительства БАМа вернуться на запад и, на заработанные на всесоюзной стройке деньги, обзавестись небольшим домом на берегу моря с огромным фруктовым садом. Появление дочери на свет разрушило их планы, и единственным воплощением грез было имя богини плодородия и покровительницы земелделия, которое они дали своему дитя. Если бы они могли предположить какие издевательства ждут их чадо, то, наверняка, в свидетельстве о рождении появилось бы что-то более прозаичное. Моське, пигалице, прыщу пришлось превратиться в Дёму, которая без тени сомнения шла на стрелки, бесстрашно смотрела в глаза местным авторитетам и ювелирно ругалась матом в свои 15 с небольшим. После учебы в школе она прямиком направлялась в спортзал, чтобы как следует отмутузить грушу, сделать сотню отжиманий на кулаках, отточить свой фирменный кульбит в надежде хоть немного вырасти и накачать мышечную массу. Попытки были тщетны, единственное чего удалось добиться это тренированная воля, о чем Деметра потом не раз с благодарностью вспомнит перед лицом очередных непредвиденных обстоятельств, коих за следующие три десятилетия будет не мало.

Сегодня особенный день. После трехлетнего перерыва она наконец-то почувствовала в себе силы вновь вернуться к работе. Конечно болезнь еще вносила свои коррективы в далекоидущие планы, но теперь уже намного легче. Деметра прокручивала в голове картинки: как она выбирает себе новое платье, покупает замшевую сумочку со стразами Swarovski, наносит на губы алую помаду от Dolce & Gabbana, спустив свою первую за эти годы зарплату. Необычайно воодушевленная своим свежим образом, Деметра легонько постучала и распахнула дверь переговорной.

"Добрый день, Деметра Ивановна Зайцева, врач-дерматолог-косметолог," - как можно увереннее произнесла она и присела на стул, изящно скрестив ноги.

Виталик

Виола со скучающим видом просматривала анкеты мачо на сайте знакомств. В ее голове туда-сюда сновали мысли о том, как скоротать сегодняшний вечер. Уже несколько лет она жила так, как когда-то мечтала. Мнение окружающих ее абсолютно не волновало, т.к. все женские обязанности перед социумом были выполнены. Любимый зять, красавица дочка, двухгодовалый внучок и штамп в паспорте давали ей полное право делать то, что хочется. Если бы только бабули у подъезда знали, сколько ей лет, то наверняка их малочисленная группа осуждающих и сочуствующих прирастала новыми членами ежедневно. А пока положение вдовы давало индульгенцию на возвращение домой в потребном и не очень виде в любое время суток.

Пока вся страна ходила в гости, доедала селедку под шубой и цитировала любимые фильмы Виола страдала. Затертые до дыр советские киношки на всех каналах ввергали Виолу в жутчайшую тоску. Ее капитан дальнего плавания был несколько месяцев в рейсе, и она не знала чем себя развлечь. Готовить оливье было некому, предаться алкогольным возлияниям - не получилось, т.к. подружки укатили в Сочи соблазнять любителей сноубордов. Осталось наводить красоту и томно вздыхать, отгоняя печаль. Вспомнив про лучшее лекарство от меланхолии, она схватила бутылочку красного лака и стала старательно наносить его на подпиленные ноготки. Неожиданный звон падающих монет мгновенно вырвал ее из состояния медитации, она чертыхнулась и нажала на всплывшее сообщение.

- Привет! Познакомимся?
- Какая банальщина, подумала Виола, но напечатала в ответ своим свеженакрашенным пальчиком.
многозначительное "Угу"
- Чем занимаетесь?
Видимо рассчитывать на собеседника-интеллектуала ей не придется.
- Скучаю.
- Приезжай ко мне, вместе поскучаем.

Виола, нехотя заглянула в анкету острослова: Виталий, 27 лет ищет интересных собеседников и непрочь весело провести время. Очередная муть – просимафорил мозг, и она вернулась к своему уже не такому привлекательному занятию.
- Не, ну серьезно, приезжай. Зажжем!
Господи, ты младше моей дочери на пару лет и о каком «зажжем» может идти речь?! Хотя…
- Пиши адрес.
- Виноградная, 17. Пить будешь?
- Нет.
Она достала из шкафа припыленные ботфорты, натянула на себя люрексовое платье, небрежно собрала волосы в конский хвост и пошла навстречу приключениям. Обнаружив, свою тонированную девятку под тридцатисантиметровым слоем снега, она громко выругалась. Похоже, вечер перестает быть томным. Виола схватила шарф и начала ловко смахивать крупу с лобового стекла.
-Таак,, куда ехать теперь видно, осталось прогреть машину и домчаться до очередного покорителя женских сердец – неожиданно для себя она проговорила это вслух.
Попытка попасть внутрь авто с треском провалилась. Дверь отказывалась пускать Виолу в мир плотских утех. Гримаса неудачницы появилась на миленьком личике.
- Я не приеду. Машина не заводится.
- Вызывай тачку. Я плачу.
- Ок. Виола причмокнула и с довольным видом нажала кнопку отправить.
Машина приехала через пять минут, а еще через пятнадцать она стояла на пороге незнакомой квартиры.  Дверь открыл миловидный пухляш с толстенными линзами в майке и трико Адидас. Резиновые шлепки на носки придавали деревенского лоска герою-любовнику. Виола по-хозяйски вошла внутрь, окинула беглым взглядом квартирку и прямиком пошла на кухню,  цокая каблучками по кафельной плитке.
- Я это, женат, если что.
- Плевать,- кинула в ответ Виола.
На столе стояла розовая шипучка, лежала шоколадная плитка неизвестного производителя и красовалась пара ароматных яблок.
- Бахнем, оживился представитель любовного фронта
- Ага, Виталик, наливай.
Опустошив бутылку Виталик предложил пройти в кровать. Постельное белье в мелкий цветочек развеселило Виолу так, что она начала безостановочно смеяться. Боксеры Kelvin Klein, черные резиновые тапки и голубые розочки выглядели комично. Подобного набора в ее жизни никогда не было. Попытки Виталика пробудить в Виоле страсть  вызывали лишь безразличие. Она мастерски скрывала свое разочарование, но решила воспользоваться ситуацией и потренировать на Виталике мануальные ласки. Виола вспомнила то, что рассказывали им на тренинге, и уже через семь минут на одного расслабленного мужчину в мире стало больше. Виталик долго извинялся за свою поспешность, предлагал варианты дальнейшего развития событий, но взрослой девочке уже захотелось вляпаться в другую историю.