Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Валюха

Вот уже несколько месяцев она живет в мире тех "кому за". В 30 мечта удачно выйти замуж, нарожать кучу детей и печь блины по воскресеньям стала, увы, несбыточной. Она все еще хороша собой, но Валюхам не предлагают руку и сердце и, тем более, не обещают любить до гроба. Подруги плачут в жилетку, мужчины сулят отменный секс на заднем сиденье авто, начальники обнадеживают повышением, а соседские бабули сочувственно глядят вслед.

Впрочем, ее жизнь всегда была мышинной, такой же серой и бессмысленной. Сначала она бежала в школу, потом в институт, затем на работу. Не менялось ничего кроме маршрутов. Разумеется иногда случались яркие вспышки, однако отовсюду сквозила фальшь. Образ женщины-вамп на сайте знакомств, умные вещи в социальных сетях, организация тематических вечеринок и даже регулярное посещение занятий по танго никак не способствовали изменению жизненного сценария. Валюху никто не замечал, как будто ее и не было совсем.

Она всегда мечтала писать. В детских снах перелистывала страницы своих книг, вкушала запах типографской краски, представляла как подписывает фолианты звучным именем Валенсия. Богине пера беспрекословно подчинялись буквы, перед ней послушно склоняли головы музы, покорно занимали свои места витиеватые фразы.

Кажется, она наконец-то нашла пристанище. Добро пожаловать домой.

(no subject)

"Держи, собственничек!" - Вольдемар Петрович небрежно кинул Димке связку ключей, пытаясь спрятать ехидную улыбку в запорожские усы. Димка, потомок питерской интеллигенции, учтиво кивнул пронырливому риэлтору в знак благодарности и поспешил ретироваться. Тяжелый металл приятно оттягивал карман, слегка побрякивая при хотьбе. Наконец-то их с Машей мытарства по чужим квартирам закончились - они стали счастливыми обладателями 38 квадратных метров.

Маша уже ждала Диму на остановке трамвая в обнимку с подружкиным котом, а из ее сумки торчали листочки слегка увядшей традесканции.
"Все-таки женщины странные создания! Вчера было принято решение до окончания ремонта впустить только кота." - пронеслось в его голове.
"Диим, давай быстрей, трамвай!" Они ловко запрыгнули на подножку полупустого  вагона.

В подъезде пахло пирогами и сыростью. Широкие лестничные пролеты со сбитыми ступеньками вели ребят в их будущее семейное гнездышко. Они остановились возле обшарпанной темнозеленой двери на которой была аккуратно выведена белой масляной краской "кв.13". Ключ тихо провернулся в замочной скважине, и дверь отворилась, кряхтя как ее прежняя хозяйка. Кот нехотя вылез из-за пазухи и, то ли фыркая то ли чихая, пошел осматривать временные владения. Было ощущение, что машина времени перенесла молодежь в другую эпоху. На грязных облупленных окнах красовались ситцевые занавески, ножка стола была тщательно перемотана синей изолентой, лепнина покрылась желто-серой липкой массой, а стертые половицы томились под гнетом осыпавшейся штукатурки. Единственное, что говорило о пригодности этого места для жилья была металлическая кровать с панцирной сеткой, бережно застеленная пикейным одеялом. Маша с разбегу плюхнулась на койку, но тут же вскочила, поправляя рукой смятое покрывало. Со стены на нее строго смотрели моложавые мужчина и женщина из прошлого. "Кап" - известил о своем существовании латунный кран, и Маша с визгом запрыгнула на кровать, закрывая лицо руками.

Чертовщина

Небо было покрыто глубокой синей вуалью. Молния распластала высь пополам. Раскаты грома отзывались мелкой дрожью внутри. Огромные капли разбивались об асфальт.

Валюха брела по улице со сложенным зонтом. Ее аккуратные кудри превратились в сосульки, на лице проявился эффект панды, лишь алая помада напоминала об утренних усилиях. Ей было все равно.

Лязг тормозов и холодный душ вернули в реальность. Огромный черный крокодил встал как вкопанный. Отборный мат и пронзительное мяуканье никак не вязались в одну историю. Валюха перехватила обезумевший взгляд двухметрового амбала и бросилась под колеса. Она ловко схватила испуганное существо и сунула за пазуху.

- Чертовщина, мать вашу! - процедил сквозь зубы громила, заглядывая под колеса своей махины.
- Бывает - бросила Валюха и отчего-то побежала.

Два сердца бешено колотились в такт. Она летела домой как будто за ней гнались. Лишь поворот ключа в замке позволил перевести дыхание.